О коллекционировании и гибридизации


Прошу прощения у участников форума за очередное затрагивание довольно общей темы, но мне кажется, что данный вопрос достаточно актуален. Нельзя не признать, что все вещи несут в себе свойство кодировать окружающих. Наследство наших бабушек и дедушек сохраняет преемственность жизни семьи, а товары, произведенные людьми совсем иной культуры и купленные нами, исподволь превращают нас в "Иванов, не помнящих родства". Всем видно невооруженным глазом, что происходит "культурное зомбирование" нашей нации. Именно поэтому для меня лично вещи, которые не могут стать элементом нашей собственной национальной культуры или положить начало нашему собственному творческому процессу, не имеют ровным счетом никакого значения. "Мы - не рабы, рабы - не мы !" Благодарю Вас за Ваше внимание.

Ответ:

Мне бы хотелось искренне поблагодарить Романа за существенные вопросы. Первый из них - "Имеет ли какое-либо отношение ``патриотизм'' к растениям ?" Второй - "Насколько безнадежно наше отставание от других стран ?" Попытаюсь сформулировать свои ответы на эти вопросы. Что касается "патриотизма", то действительно многие страны имеют свои национальные орхидеи, причем Сингапур - ванду Мисс Хоаким, которая сортовая и в природе не встречается. Ванда Мисс Хоаким была создана в Сингапуре, прижилась и стала его культурным символом. Кстати, самая известная сингапурская орхидная фирма Singapore Orchids, возглавляемая Amy Ede, дочерью John Laycock а, преобразовалась в Mandai Orchid Gardens и вошла в список объектов, рекомендованных для посещения туристами. Можно, однако, заметить, что хотя ванда Мисс Хоаким и является культурным сортом, ее родители произрастают в Малайзии. Но всем хорошо известно, что пионерами гибридизации орхидей являются вовсе не жители тропиков, а европейцы. И нигде в мире занятие орхидеями как социальный феномен не достигла такого успеха как в США. А во Франции, где уже на протяжении пяти поколений работает семья Лекуфлей (Lecoufle), стяжавшая неувядаемую славу во всем мире на все времена, тоже почти ничего кроме ятрышника не растет. Даже в самих тропиках, например, в том же Тайланде, когда Rapee Sagarik пробудил в своих соотечественниках интерес к орхидееводству как увлекательному хобби, гибридизация началась не с природных видов, которых в Тайланде полным-полно, сортимент был закуплен на Гавайях, где уже до тайцев несколько поколений гибридизаторов и селекционеров достигло значительных результатов. Но все это как бы имеет скорее отношение к культуре в целом, чем к биологии и цветоводству. Перейдем к ним. Всем хорошо известно, что существует понятие районированных сортов, т.е. адаптированных, специально приспособленных к выращиванию в данных условиях. Причем это не только климатические условия, например, для нас значительные сезонные изменения длины светового дня, но и конкретные условия сложившейся культуры. Пример - павловские лимоны. Многие культурные сорта комнатных растений почти исчезли с появлением центрального отопления и исчезновением неотапливаемых помещений в наших домах. Наиболее яркий пример - многочисленные любимые в XIX столении сорта камелий. Всем биологам известно какую роль в видообразовании играет расселение по тем или иным причинам вида за пределы сложившегося естественного ареала. Подобно этому, сорта (а для животных - породы), адаптированные к иным условиям культуры и прошедшие в нескольких поколениях отбор по этому признаку, представляют интерес как совершенно новые линии и носители новых свойств. Кроме того, помимо чисто биологического понятия районированности, нельзя не забывать, что есть национальные стили и индивидуальные манеры оригинаторов, поскольку орхидеи являются не чисто биологическим феноменом, но и художественным, и культурным также. Сведения обо всем этом вместе очень кратко, очень лаконично зафиксированы в родословных орхидей. Помимо всего прочего, благодаря им жизнь наших питомиц перестает быть внеисторичной. Теперь об отставании. Касательно Японии мне говорить сложно, по тем культурам, которыми занимаюсь я лично, Япония отстает и от Германии, и от Франции, не говоря о Соединенных Штатах, находясь где-то на уровне Голландии. Что же касается нас, то я не вижу никаких трудностей создавать что-то оригинальное, поскольку даже "воевать надо не числом, а умением". Я уже говорил, что у нас приоритет в получении первой в мире новелти-вандевекьяры, очень надеюсь, что она и зацветет у нас раньше. Надеюсь также, что наше лидерство в этом направлении будет углублено, поскольку перспективы имеются. И уж было бы как-то несправедливо отказывать по-настоящему творческим людям, какими являются оригинаторы (спросите об этом, например, у Макуни или у наших гладиолусоводов, лидеров мировой селекции в своей области), в возможности найти свою собственную самобытную манеру в гибридизации. Конструктивное предложение - хотя "не продается вдохновенье, но можно рукопись продать", давайте разделять искусство и подлинное коллекционирование с одной стороны и спекуляцию с фальшивомонетничеством с другой. В конце концов, желание достичь в любом труде, за который мы беремся, тем более творческом и прекрасном, совершенства и положить результаты своего труда на алтарь Отечества - это не "ура-патриотизм", а естественное стремление всякого человека, осознающего себя частичкой своего народа.


Смотри ответы или комментарии:

X